16 апреля `19, в 16:01
Интервью Week & Star с Игорем Верещагиным

Интервью Week & Star с Игорем Верещагиным

Он умеет делать красивые снимки, которые точно получили бы от тебя лайк. 31 марта в Week & Star побывал топовый российский фотограф Игорь Верещагин! Героями его снимков становились такие звёзды, как Пол Маккартни, Роберт Плант, Чак Берри, Игги Поп, Ринго Старр, Элис Купер и многие другие. В начале марта вышла книга с его фотографиями, а сейчас в Москве проходит его персональная выставка «Необъективная реальность». Читай его интервью ниже или подписывайся на подкаст для iOS или Android.

 

Александр Генерозов: На Европе Плюс замечательный фотограф, он запечатлел легендарных музыкантов. Он умеет создавать завораживающие снимки и делает это с удовольствием. И всегда, начиная с пяти лет, делал так. И я рад представить нашего гостя. Игорь Верещагин! Здравствуйте, Игорь! И привет всем-всем, кто с нами сейчас.

Игорь Верещагин: Добрый день, всем привет!

Александр Генерозов: Между какими городами, между какими точками на карте мы смогли перехватить нашего гостя?

Игорь Верещагин: Ой, я бываю в разных точках, начиная от Лос-Анджелеса и заканчивая, не знаю, Братском, например, или Иркутском, и Томском обязательно.

Александр Генерозов: Ваш родной, можно сказать, Братск?

Игорь Верещагин: Да.

Александр Генерозов: Вы там, как и везде, ловите музыкантов? Я поясню всем, что это конечно же одна из любимых фишек Игоря. Достаточно просто набрать «фотографии Игоря Верещагина» в интернете, и вы увидите, сколько мировых музыкальных звезд он сфотографировал.

Игорь Верещагин: В Сибири, конечно, не так. А во всем остальном, это и Москва, и Соединенные Штаты, и Англия, и все прочие места в Европе.

Александр Генерозов: Давайте посетим мысленно вашу выставку. Итак, она называется «Необъективная реальность». Я здесь увидел вот такую игру слов между «субъективная» и «вне объектива». А что вы закладывали в них?

Игорь Верещагин: Выставку, собственно, делал сам Мультимедиа Арт Музей. Я предоставлял только набор фотографий, причем расширенный. Выбирали из него, это великолепные мастера своего дела, это Ольга Свиблова, Анна Зайцева. И, в общем, все-все, от размещения, печать и все прочее, это делали именно они. И я увидел впервые выставку, когда только прилетел на открытие. До этого я ничего этого не видел.


 

Александр Генерозов: Насколько я понял, один из лейтмотивов, одна из главных тем этой выставки – это жизнь в 70-е годы 20 века в нашей стране, России, тогда еще Советский Союз.

Игорь Верещагин: Да.

Александр Генерозов: И, я думаю, 70-е – отличный поляризационный фильтр, давайте я так немножко попытаюсь фото-терминологией воспользоваться, потому что для одних – это время процветания, благополучия, а для других – застой и потерянные годы. Что 70-е для вас лично?

Игорь Верещагин: Я думаю, что застой у меня был, может быть, в самом конце 70-х. А так, жизнь в конце 60-х – начале 70-х была для нас, по крайней мере, очень веселая и насыщенная. Сами посудите, если ты заканчиваешь школу и поступаешь в институт, это такое время, что... Может быть, там и было что, но это не очень замечалось, потому что живешь такой молодежной полноценной жизнью в это время.

Александр Генерозов: А на что, на какую технику снимались эти кадры тогда? Это была обычная любительская техника или вы уже были тогда состоявшимся профессионалом?

Игорь Верещагин: Большой разницы между любительской и профессиональной, в общем, нет, конечно.

Александр Генерозов: Как? У нас рушатся все догмы!

Игорь Верещагин: Вот эти фотоаппараты, которые были в то время, например, «Зоркий», «Киев», это вполне приличные фотоаппараты. Может быть, они не такие надежные, скажем, как «Лейка» были, но по фотографическим свойствам это примерно такие. А в начале 70-х годов я уже купил зеркальную камеру «Практика» в Москве. Это было возможно просто в магазине купить уже. И с тех пор я долгое время снимал до последних лет зеркальными камерами. Сейчас уже новое поколение, это беззеркальные камеры пошли.

Александр Генерозов: Герои ваших снимков – это музыканты и прохожие, потому что вы стрит-фотограф, и вы фотограф именно персональный. Скажите принципиально, что из этого могло бы показаться вам более сложным, более тяжелым и требующим бОльших усилий? Мне просто кажется, что стрит-фотографии, это какой-то момент успеха. Вот есть кадр, его надо выловить сейчас.

Игорь Верещагин: Это всегда так.

Александр Генерозов: Или это не зависит от жанра?

Игорь Верещагин: Да, вне жанра. Даже если ты снимаешь, скажем, в студии, что я делаю очень редко, все равно, мне кажется, удачный снимок – это когда произошло что-то неожиданное совершенно.

Александр Генерозов: Субъекта съемки надо вывести из состояния его комфортного равновесия?

Игорь Верещагин: Грубо говоря, да. Но, вообще, случаи совершенно разные могут быть, веселые и грустные. Но если это просто все рассчитано так математически, я не думаю, что это очень интересные кадры будут.


 

Александр Генерозов: Почему человек не хочет себя показывать? Это просто свойство психологии? Вам надо его поймать в этом состоянии, и вдруг он снова закрывается, получается?

Игорь Верещагин: Разные люди по-разному, конечно. Но, я думаю, что если есть доверие между снимающим или снимаемым, то таких проблем не бывает.

Александр Генерозов: Вы общались с музыкантами, звездами. Вы их фотографировали. И когда говорят, что звезды испускают некоторое свечение, с моей точки зрения, я тоже говорил с некоторыми известными людьми, это не то, чтобы прямо преувеличение, да? Это некоторое излучение ощущаешь. Но мы подвержены психологическому какому-то, эмоциональному влиянию. А вы – фотограф, вы видите буквально это в параметрах освещенность. Как вы опишите звездный свет?

Игорь Верещагин: Ой, вы знаете, действительно, потому что запомнившийся момент. Однажды я фотографировал на 70-летии у Чика Кориа в клубе Blue Note, и на барабанах играл Жак де Жанет. И когда я их фотографировал, у меня ощущение, что от него искры летят. Просто это выражение лица, или, я не знаю, но абсолютное ощущение, что просто человек излучает энергию. Так же точно и, скажем, на концерте Гарика Сукачёва. Он всегда излучает абсолютно.

Александр Генерозов: Смотрите, у наших бабушек шикарные бархатные альбомы с плотной бумагой, с тщательно подобранными фотографиями. У наших родителей это уже пакеты с фотографиями, и у нас три битых смартфона с разряженной батареей. А жанр домашней фотографии умирает?

Игорь Верещагин: Нет, он не умирает, но тут есть одна тонкость. Фотографии нужно обязательно печатать. В смартфоне и все, это еще не полноценная фотография. Фотография начинает жить, когда она напечатана на бумаге. Поэтому, есть возможность прямо распечатать с телефона сейчас вовсю, никаких проблем. Но нужно, чтобы дома всегда были у вас альбомы с фотографиями, которые можно рассматривать. Это нужно поддерживать обязательно.

Александр Генерозов: А то, что мы делаем постоянно эти вот снимки по поводу, без повода, это не разбавляет немножко саму концентрацию? В самом деле, раньше люди одевались для фотографии. Сейчас ничего не надо делать. Можно в туалете даже сделать.

Игорь Верещагин: Да, но такие, когда раньше делали снимки в ателье, сейчас такие снимки, конечно, уже редкость, потому что редко, когда семья для фотосъемки соберется, оденется, с особым настроением.

Александр Генерозов: А стоило бы?

Игорь Верещагин: Я думаю, что стоило. Но это можно делать и сейчас, даже для фотографирования на телефон. Никаких проблем, было бы желание. И если вы будете понимать, что в таком виде вас увидят праправнуки, то, я думаю, что это желание усилится.

Александр Генерозов: Всем известны толпы японских и китайских туристов с однотипными снимками из серии, как я их называю, «Я и Кремль». Но не столько сложно их мне понять, как людей, которые в картинных галереях, в музеях, делают селфи с картинами. Это я мизантроп? Может, в этом ничего такого страшного и нет?

Игорь Верещагин: Я не знаю, может быть, и возможно сделать какой-то оригинальный снимок, если, например, вы нашли на картине страшное сходство с собой, это будет уже интересный снимок. Селфи – это своеобразный жанр, и он не так давно возник, хотя у меня, например, было первое мое селфи, это 1962 год, когда мне было 10 лет, я в зеркало сфотографировался.

Александр Генерозов: Это назывался автопортрет.

Игорь Верещагин: Да.


 

Александр Генерозов: Больше фактов о нашем госте узнаем в серии быстрых вопросов. Ответы всегда принимают в любом формате. Программы-фоторедакторы. Каждый снимок приходится дотягивать, вне зависимости от того, как он был сделан? Или бывают как есть, и ничего не надо делать?

Игорь Верещагин: В основном, как есть. Другое дело, что есть у меня камера, которая снимает только черно-белое, и в ней изначально заложена потребность немножечко изменить кривые, потому что, чтобы сделать идеальный снимок, нужно максимально его иметь не контрастным как бы, мало контрастным. Поэтому приходится в этом плане. А так, фотошопа, например, у меня вообще нет, не пользуюсь.

Александр Генерозов: Вот так вот. А бывает так, что работаешь над снимком, все просто вылизываешь, вычесываешь, и получается сдержанная реакция. А делаешь другой раз, что называется, левой ногой, и, вау! Просто дикая популярность.

Игорь Верещагин: Дело в том, что я ничего не вылизываю. Просто стараюсь, как это есть сделать. И отсюда, только если это действительно интересный момент, интересные люди, то снимок, конечно, выстреливает.

Александр Генерозов: Могли бы назвать какую-нибудь из камер?

Игорь Верещагин: У меня любимая камера «Лейка», и сейчас, вы знаете, любимыми становятся беззеркальные камеры. Вот у меня есть Sony, потому что есть у нее бесшумный режим, что позволяет мне теперь снимать в театре...

Александр Генерозов: Подкрасться.

Игорь Верещагин: Нет, это в театре, или на симфоническом концерте, вот там, где раньше практически невозможно было снимать, из-за того, что ты мешаешь людям слушать.

Александр Генерозов: В один день с вами, то есть 29 мая, родились такие замечательные люди, как музыканты Ноэл Галлахер, Гэри Брукер из Procol Harum, Фрэнсис Росси из Status Quo, я специально прочитал рок-звезд.

Игорь Верещагин: Да.

Александр Генерозов: А также актеры Руперт Эверетт и Эдриан Пол. С кем-нибудь из них знакомы лично?

Игорь Верещагин: Джон Кеннеди еще родился в этот же день. А Гэри Брукер приезжал в Москву, и так получилось, что день рождения он праздновал здесь, и я был на этом приеме, так сказать, так что...

Александр Генерозов: Правда?

Игорь Верещагин: Да.

Александр Генерозов: Круто! Фотокамера – это машина времени. И вот щелк затвором, и куда бы вы отправились в туристических целях? В будущее, прошлое или какое-то, может, даже конкретно знаете место?

Игорь Верещагин: А, ну, конечно, в прошлое, это в Лондон 60-х годов.

Александр Генерозов: Когда The Beatles гремели?

Игорь Верещагин: Да, конечно.

Александр Генерозов: Итак, насколько я понимаю, фотография подразделяется на те же, в общем, жанры, что и живопись? И экспрессионизм, и прочие, абстракционизм. А как бы вы описали состояние дел коротко, фотографий, именно как художественного искусства сейчас?

Игорь Верещагин: Настолько широкое понятие – фотография, что коротенько, вообще, невозможно. Жанров миллион, и все интересные. Поэтому, сложно сказать. Есть и макрофотография чудесная, и, не знаю, пейзажная фотография, и архитектурная, и ню, много-много чего интересного.

Александр Генерозов: По сравнению с литературой, литература пытается выкарабкаться, и, на мой взгляд, никак не выкарабкается из постмодернизма. Можно ли, есть ли схожие явления именно в фотографии? То есть бесконечные цитаты, отсылки к каким-то другим наслоениям?

Игорь Верещагин: Ну, это, видимо, все-таки среди таких эстетов, потому что жанр настолько подвижный, что цитировать кого-то, по-моему, большого смысла не имеет.

Александр Генерозов: Но это можно увидеть, что эта цитата, например, не знаю...

Игорь Верещагин: Да, можно. И совершенно случайно, например, у меня на выставке есть фотография, где моя дочка смотрит в окно последнего вагона. Я с удивлением потом обнаружил, что за 20 лет до меня такой же снимок сделал Эллиотт Эрвитт. Я раньше его не видел, но вот так получилось.

Александр Генерозов: С технической точки зрения просмотр фотографий на светящемся экране монитора и смартфона, например, или в отраженном свете от бумаги, это ведь абсолютно разные, не просто визуальные эффекты, это разные даже модели цветового синтеза, я когда-то проходил.

Игорь Верещагин: Да, конечно.

Александр Генерозов: А приходится это учитывать, зная, как будет выставляться, например, через какие-то световые...

Игорь Верещагин: Учитывается при печати, потому что когда ты смотришь на экране монитора, все очень ярко. И нужно отдавать себе отчет, что на бумаге будет более сдержанно все это дело. Есть свои сложности, конечно.


 

Александр Генерозов: У нас у всех есть смартфон. И вот эта коробочка обладает разного свойства камерами. У кого-то они покруче, у кого-то попроще. И, насколько я понимаю, мы не используем даже, наверно, и половины этих возможностей. Каким знанием надо вооружиться, чтобы получился хороший кадр, даже просто при помощи смартфона?

Игорь Верещагин: Самое главное, это всегда быть на чеку, увидеть какое-то событие вовремя. И, само собой, чтобы камера у вас была при себе, потому что часто, эх! Вот у меня не было ничего, то, сё. Поэтому всегда с собой, и внимательно смотреть на жизнь.

Александр Генерозов: А основы композиции? Я просто смотрю на фотографии людей. Я понимаю, ну, люди даже в силу какого-то внутреннего чувства не пытаются сгруппировать что-то чтобы просто было смотрибельно. Отрезать голову человеку, которого фотографируешь, это все-таки допустимый момент? Многие это делают и говорят: «Я так придумал».

Игорь Верещагин: Ну, если это часть головы, допустим, конечно, это допустимо. Но дело в том, что нужно заниматься, вот вы говорили про композицию. Этим нужно интересоваться до съемки и после съемки. А во время съемки нужно интуицией только пользоваться. Потом можно проанализировать, вот хотелось бы так. Но когда ты начинаешь снимать, уже ни о какой композиции, ни о чем не думаешь. Это должно быть все автоматом.

Александр Генерозов: То есть это где-то должно уже быть на уровне...

Игорь Верещагин: Да, на подсознании.

Александр Генерозов: Рефлекса.

Игорь Верещагин: Да, да.

Александр Генерозов: Гениальный актер Деннис Хоппер, который, к сожалению, нас покинул, он рассказывал такую фишку, что, говорит: «Я человек киношный, и меня учили сразу снимать без зума полным кадром». Это в целом правильный подход?

Игорь Верещагин: Это правильный подход абсолютно, да.

Александр Генерозов: То есть зум, это всегда уже какие-то попытки решить то, что нужно потом решать?

Игорь Верещагин: Лучший зум – это ваши собственные ноги. Когда ходишь, и тогда с другой точки ты можешь посмотреть. И зум очень расхолаживает. И делает человека немножко ленивым.

Александр Генерозов: Если человеку стало тесно в рамках его, даже очень навороченного, смартфона, я имею в виду, с точки зрения фотокамеры. Какой шаг следующий? Простенькая цифровая камера? Беззеркальная камера? Вообще, на что надо смотреть дальше?

Игорь Верещагин: Если интересуешься фотографией, конечно, сейчас можно купить шикарную пленочную камеру, и за недорого. Вы узнаете очень много о фотографии, чего не знали, когда снимали только телефоном.

Александр Генерозов: То есть это не только какой-то хипстерский артефакт, это...

Игорь Верещагин: Нет.

Александр Генерозов: Действительно, живые эмоции?

Игорь Верещагин: Да, это другой подход совсем, поэтому, это очень важно. Если интересуетесь фотографией, нужно обязательно снимать и на пленку, и на цифру.

Александр Генерозов: Хочется еще осветить такой момент. Черно-белые и цветные фотографии. Почему все-таки ч/б никогда не покидает нас? Это все-таки дань какой-то традиции или?..

Игорь Верещагин: Это и дань традиции. Но, с другой стороны, столько лишней информации в цвете, которая отвлекает от существа дела на фотографии. Поэтому, я, например, стараюсь снимать на цвет только тогда, когда без него просто нельзя обойтись.

Александр Генерозов: А, как это можно понять?

Игорь Верещагин: Ну, как? Пример, я не знаю, если на фоне зеленого вагона вдруг появляется какой-то рыжий чудак с синей сумкой. Но если...

Александр Генерозов: Просто в черно-белом он теряет...

Игорь Верещагин: Да, потеряется это все.

Александр Генерозов: Любопытно. В данный момент, насколько я знаю, вы являетесь одним из героев шестисерийного документального фильма long-playing. И расскажите, о чем этот фильм? Это фильм о фотографах?

Игорь Верещагин: Нет. Это фильм, вообще, об известных людях, которые вспоминают о своих любимых пластинках, о своей любимой музыке.

Александр Генерозов: Хорошо. Давайте тогда перескочим на винил. Винил имеет те же самые преимущества, как и пленочная фотография?

Игорь Верещагин: Есть такое немножечко сходство, да.

Александр Генерозов: Просто винил, мне кажется, все-таки это совсем такое, с одной стороны, просто поветрие, увлечение. А с другой стороны, это уже почти религиозное какое-то, да? Когда люди вкладывают тысячи евро в иголки, в блоки питания. Это уже, мне кажется, не имеет действительного отношения к качеству звука.

Игорь Верещагин: Ну, да, конечно, многое такое наносное в этом плане. Но зато, когда ты ставишь пластинку, ты уже не можешь перескочить с дорожки на дорожку так вот, когда слушаешь на плеере. Это уже такое дело, как бы обряд. Ты ставишь пластинку, слушаешь одну сторону, переворачиваешь. Уже другое внимание совершенно к этому делу. А потом, чем меня еще радуют виниловые пластики, это 30 на 30 фотографию можно всегда на обложке сделать. Это не сравнить с этой маленькой, компакт-диском, или, вообще, отсутствием его...

Александр Генерозов: Отсутствие чего-либо, просто обычные потоковые сервисы, в которых мы абсолютно безлико потребляем. По сути, единственное, чем можно выделиться, это хорошим видеорядом сейчас в клипе.

Игорь Верещагин: Нет, сейчас винил все выпускают, поэтому можно и обложкой выделиться тоже, если хорошее содержание музыки.


 

Александр Генерозов: Фотографии, и люди, преданные фотографии. Культовый фотограф Игорь Верещагин на Европе Плюс! Я еще хотел попытать вас. Вот вы выпустили книгу фотографий о 70-х, со стихами живых поэтов. Книга с фотографиями – это, понятно, наверно, как-то пересекается до известной степени с тематикой вашей выставки. А что такое стихи живых поэтов?

Игорь Верещагин: Это молодые, очень разные поэты, причем эта книжка из стихов поэтов имеет знак 18+.

Александр Генерозов: Ого! Не из-за фотографий?

Игорь Верещагин: Не из-за фотографий. Но удивительно интересные поэты, и, вы знаете, они умудряются продавать свои книги со стихами огромными, по нынешним меркам, тиражами. Это очень приятно, потому что стихи, большие тиражи сейчас это, конечно, удивительно.

Александр Генерозов: Если кто-то нас послушал и захотел, как сейчас выражаются, прокачать скилл свой, как фотографа. Можете ли порекомендовать ресурсы, книги, что можно сделать? Или просто записаться на курсы фотографии?

Игорь Верещагин: Ой, про курсы я как раз думаю, что я не вижу большого смысла. Если по технике, то очень просто сейчас на любой вопрос можно найти ответ в YouTube. То есть на любой абсолютно.

Александр Генерозов: Все ругают этот способ образования, но нет ничего...

Игорь Верещагин: Нет, почему? Это великолепно. Образование, это самообразование. Если у вас есть интерес к фотографии, все остальное приложится автоматом.

Александр Генерозов: И еще один вопрос, который меня всегда интересовал. Посещая выставку фотографии, надо ли как-то предварительно готовиться? Надо ли изучать этот вопрос? Или надо просто прийти и с чистым мозгом, если можно так выразиться, с чистым эмоциональным фоном воспринять так, как это видит конкретно этот человек?

Игорь Верещагин: Да. Нужно с чистым мозгом прийти туда. Более того, вы знаете, многие известные фотографы, особенно в прошлом, они старались избавиться от сиюминутного впечатления сделанного кадра. Поэтому они проявляли пленку, спустя год или два. И потом уже смотрели...

Александр Генерозов: Специально, чтобы отстраниться?

Игорь Верещагин: Да, чтобы отстраниться от тех впечатлений, которые были у них при съемке.

Александр Генерозов: И традиционный вопрос от ведущего. Все люди ищут счастье. Не знаете ли вы, где сокрыты самые сокровенные, самые большие, но еще пока не разведанные запасы счастья?

Игорь Верещагин: Они сокрыты в музыке.

Александр Генерозов: Не в фотографии?

Игорь Верещагин: В музыке.

Александр Генерозов: Вот это ход! Потрясающе! Игорь, спасибо огромное за час. Он пролетел незаметно. Приходите к нам еще. Мне кажется, нам есть о чем поговорить.

Игорь Верещагин: Приду с удовольствием.

Александр Генерозов: Друзья, Игорь Верещагин, замечательный фотограф, и очень интересный собеседник провел свой воскресный вечер вместе с нами на Европе Плюс! Посетите его выставку, пока она еще доступна в московском Мультимедиа Арт Музее.

Игорь Верещагин: Остоженка, 16. Третий этаж. Спасибо всем.

Александр Генерозов: Александр Генерозов, Week & Star. Пока!

Игорь Верещагин: До свидания.


 

Европа Плюс
Больше Хитов! Больше Музыки!
Прямой эфир
Громкость
Другие станции
Европа Плюс
Перейти на сайт
Сейчас в эфире:
...
...
Другие станции
Основной эфир
Европа Плюс
Больше Хитов! Больше Музыки!
Основной эфир
Высокое качество
TOP 40
Европа Плюс / TOP 40
Больше Хитов! Больше Музыки!
TOP 40
Party
Европа Плюс / Party
Больше Хитов! Больше Музыки!
Party
LIGHT
Европа Плюс / LIGHT
Больше Хитов! Больше Музыки!
LIGHT
NEW
Европа Плюс / NEW
Больше Хитов! Больше Музыки!
NEW
Urban
Европа Плюс / Urban
Больше Хитов! Больше Музыки!
Urban
Акустика
Европа Плюс / Акустика
Больше Хитов! Больше Музыки!
Акустика
ResiDANCE
Европа Плюс / ResiDANCE
Саундтрек твоей субботней ночи!
ResiDANCE
Основной эфир
Радио 7 на семи холмах
Отличные песни одна за другой!
Основной эфир
Высокое качество
Настроение любить
Радио 7 на семи холмах / Настроение любить
Настроение любить!
Настроение любить
Настроение счастья
Радио 7 на семи холмах / Настроение счастья
Настроение счастья!
Настроение счастья
Наедине с музыкой
Радио 7 на семи холмах / Наедине с музыкой
Наедине с музыкой!
Наедине с музыкой
Основной эфир
Дорожное Радио
Вместе в пути!
Основной эфир
Высокое качество
Танцы по-русски
Дорожное Радио / Танцы по-русски
Дискотека с доставкой на дом!
Танцы по-русски
Рок-клуб
Дорожное Радио / Рок-клуб
Рок-клуб
Рок-клуб
Ностальгия
Дорожное Радио / Ностальгия
Ностальгия
Ностальгия
Основной эфир
Новое Радио
Суперхиты. Суперновинки
Основной эфир
Основной эфир
Ретро FM
Лучшая музыка 70х, 80х, 90х!
Основной эфир
Высокое качество
Ретро FM 70e
Ретро FM / Ретро FM 70e
Лучшая музыка 70х!
Ретро FM 70e
Ретро FM 80e
Ретро FM / Ретро FM 80e
Лучшая музыка 80х!
Ретро FM 80e
Ретро FM 90e
Ретро FM / Ретро FM 90e
Лучшая музыка 90х!
Ретро FM 90e
Вечеринка Ретро FM
Ретро FM / Вечеринка Ретро FM
Танцуют все!
Вечеринка Ретро FM
Ретро FM Сан-Ремо
Ретро FM / Ретро FM Сан-Ремо
Ретро FM Сан-Ремо!
Ретро FM Сан-Ремо
Основной эфир
Эльдорадио
Вы слушаете «Эльдорадио»
Основной эфир
Кекс
Дорожное Радио / Кекс
Привет, 90-е!
Кекс
Свежее
Европа Плюс / Свежее
Самые сочные русские новинки!
Свежее
Основной эфир
Studio 21
Hip-hop radio
Основной эфир
Основной эфир
Калина Красная
Музыка русской души!
Основной эфир